Товарищество с ограниченной ответственностью

«Торговый Дом «ТИТАН»

Республика Казахстан, г.Караганда, ул.Четская 9д
Тел: 8 (7212) 97 21 05
8 (7212) 43 71 06, 43 64 89.
e-mail: td-titan@mail.ru

Чтобы не получилось «как всегда». Российский и мировой рынок стали: 14-21 апреля 2019 г.

Настроения и ожидания имеют в экономике реальную силу. В этом в очередной раз можно убедиться при взгляде на мировой рынок стали. Практически везде наблюдается проблема недостаточного спроса на стальную продукцию. Все опасаются грядущей рецессии и боятся тратить и инвестировать.

Но насколько оправданы эти страхи?! Как отметила на 24-том Саммите «Металлы и горная промышленность России и СНГ», организованном Adam Smith Conferences, Наталья Орлова, главный экономист «Альфа-Банка», сценарий глобальной рецессии не слишком вероятный. События осени 2008 г. преподали ряд уроков, по которым были сделаны определенные выводы. Большинство стран проводят либеральную монетарную политику. Их экономики просто наводнены дешевыми деньгами. Проблемные активы, ставшие более десяти лет тому назад причиной краха американского банка Lehman Brothers, выкупаются у финансовых учреждений, которым не дадут пропасть. Обвал никому не нужен и, скорее всего, его не будет.

В то же время, стремясь сделать «как лучше», нынешние капитаны мировых финансов создают новые угрозы. Не давая обостриться краткосрочным проблемам, власти западных стран загоняют вглубь долгосрочные, которые никем не решаются и постепенно накапливают критическую массу. Прежде всего, это строительство долговых пирамид. Государства и корпорации давно и прочно сидят «в минусе», покрывая свои текущие потребности за счет увеличения задолженности.

При этом, как отмечает Наталья Орлова, этих долгов накопилось уже так много, что погасить их обычными методами уже нельзя. Можно только постепенно сжечь их посредством подконтрольного усиления инфляции. Но как именно это организовать, не свалившись в гиперинфляционный сценарий и не обвалив попутно экономику повышением процентных ставок, в мире сейчас не знают. Есть понимание того, что используемые экономические модели перестают работать, а в них нарастают опасные тенденции, но не ясно, что должно придти взамен и как осуществить этот переход.

  Один из симптомов растущего неблагополучия — снижение темпов экономического роста. Данная проблема характерна в последнее время не только для России. Подъема нет, привычные стимулирующие меры не слишком помогают. Из-за этого в большинстве стран мира практически не происходит расширения спроса на стальную продукцию, тогда как новые мощности появляются. Реакцией на усиливающийся дисбаланс становится протекционизм.

По оценкам МВФ, потери от торговых войн составили в прошлом году около $430 млрд. Из-за конфликтов и взаимных ограничений импорта Китай лишился 0,4% от ВВП, а США — 0,9%. Обороты глобальной торговли уменьшились на 9% по сравнению с 2018 г. При этом многие специалисты весьма пессимистично оценивают перспективы торговых переговоров между США и Китаем.

Даже сейчас, когда переговоры идут, а китайские власти благодаря новым мерам стимулирования смогли ускорить рост экономики и промышленного производства по итогам марта текущего года, нерешенность вопроса с экспортом США оказывает достаточно сильное и притом негативное психологическое воздействие на ожидания китайского бизнеса. Если же станет окончательно ясно, что договориться не выйдет, эффект ожидается весьма сокрушительный. Тем более, что китайская металлургическая промышленность в последние месяцы демонстрирует рекордные производственные показатели. Сокращение внутреннего потребления может спровоцировать увеличение экспорта.

В последние несколько недель цены на стальную продукцию в мире постепенно идут вниз. И перспективы на ближайшее будущее выглядят нерадостно. В мусульманских странах 5 мая начнется Рамадан, что приведет к временному сужению спроса на прокат в странах региона. Европейские металлургические компании несмотря на действующие импортные квоты вынуждены понижать котировки. Экономика этого региона уже вступила в рецессию и скоро из нее, по-видимому, не выйдет. В Азии попытки китайских компаний осуществить повышение проваливаются из-за относительно низкой покупательской активности и избытка предложения. Впрочем, как говорится, нет худа без добра. Спад за рубежом, очевидно, приведет к удешевлению стальной продукции в России, что может благоприятно сказаться на видимом потреблении.

До недавнего времени основным фактором, благоприятствующим подорожанию проката, были высокие цены на железную руду. Как сообщили австралийские компании, циклон, обрушившийся на западную часть континента в конце марта, обошелся им в 13-23 млн. т недополученного сырья. При этом объем предложения ЖРС на мировом рынке и так уменьшился вследствие сокращения бразильского экспорта. Но в середине апреля бразильская корпорация Vale сообщила о возвращении в строй своего крупнейшего железорудного ГОКа на юге страны мощностью 30 млн. т в год. Это должно снизить дефицит и уже опустило котировки на руду. Впрочем, они все равно останутся существенно выше, чем в начале текущего года.

Так или иначе, экспортная конъюнктура для российских компаний выглядит неблагоприятной. Поэтому основной опорой для российских производителей стали будет оставаться российский рынок. Однако многие специалисты видят на нем впереди только длительную стагнацию. По словам Натальи Орловой из «Альфа-Банка», жесткая монетарная политика российских властей, направленная на снижение инфляции, откровенно приносит в жертву сегодняшние темпы роста. При этом расчеты на то, что стабильные деньги приведут к увеличению инвестиционной активности, пока не оправдываются. Возможно, из-за нестабильности валютного курса, устойчивость которого не является приоритетом для Центрального банка.

Как считает Наталья Орлова, бюджетная политика российского государства в обозримом будущем также останется жесткой, поэтому серьезных экономических стимулов не будет. Национальные проекты во многом представляют собой систематизацию уже выдвинутых ранее предложений. Между тем, новые инвестиции в инфраструктуру российской экономике очень нужны. Доля инвестиций в ВВП составляет только 22% при целевом показателе в 25%. Как признал министр экономического развития России Максим Орешкин, основной рост все равно пришелся бы на сырьевые отрасли, а сейчас эти возможности якобы ограничены, так как Россия заключила соглашение со странам ОПЕК о уменьшении объемов добычи нефти.

Впрочем, даже с нефтянкой натянуть инвестиций еще на 3% от ВВП, а это, кстати, более 3 трлн. руб., достаточно сложно. При этом опыт последних лет показал, что на частный сектор надежды мало. Проектов, сравнимых с уже построенным комплексом «Ямал-СПГ», сейчас в нем нет. Значит, вкладывать средства в развитие должно государство, которое пока что не слишком с этим торопится. Даже средства, выделенные на национальные проекты, в экономику пока не идут, как вынуждены признавать в правительстве.

На состоявшемся в Санкт-Петербурге круглом столе «Металлопрокат, трубы и конструкции для строительной отрасли Санкт-Петербурга и Ленинградской области», организованном Российским союзом поставщиков металлопродукции (РСПМ), Валерий Голенкин, генеральный директор ООО «Фирма «Севзапметалл» и координатор бизнес-клуба РСПМ Северо-Запад, продемонстирировал любопытную диаграмму. По одной оси на ней были отложены среднегодовые темпы роста (спада) по отраслям в 2014-2017 гг., по другой — тот же показатель в 2018 г.

Получилось, что абсолютным лидером российской экономики является фармацевтическая отрасль, в последние пять лет демонстрировавшая стабильно высокие темпы роста. Металлургия, добыча рудных полезных ископаемых, угля, нефти и газа, деревообработка, производство пластмассовых и резиновых изделий с 2014 г., в среднем, находились в плюсе, а в 2018 г. улучшили свои показатели. Автопром, выпуск электрооборудования, мебели в прошлом году восстанавливались после падения в 2014-2017 гг. В то же время, химия, производство металлоизделий, электронная промышленность в 2018 г. снизили темпы роста по сравнению с 2014-2017 гг., а транспортное машиностроение (без автопрома) и вовсе свалилось в спад. Что касается производства машин и оборудования, промышленности стройматериалов, то они и в прошлом году продолжали падать, хотя и немного медленнее, чем раньше.

На этой схеме не было представлено строительство, но оно, очевидно, попало бы в правую нижнюю часть диаграммы — падение в 2014-2017 гг. и рост в 2018 г., вызванный, правда, главным образом, завершением проекта грандиозного комплекса «Ямал-СПГ». В то же время, в жилищном секторе проблемы только усугубляются, причем основной причиной участники рынка называют законодательную реформу — переход с долевого на проектное финансирование.

Безусловно, проблема обманутых дольщиков существует и затрагивает, наверное, десятки тысяч человек. Но разработанное лекарство как бы не стало хуже самой болезни! Уж больно радикальными побочными эффектами оно сопровождается! К переменам оказались не готовы ни банки, ни строительные компании. Так, банкам сейчас не хватает специалистов в области эскроу-счетов и вообще проектного финансирования. В соответствии с нынешними правилами, на финансовые учреждения возлагается задача контроля над строительными проектами, чем они ранее не занимались и не слишком умеют это делать.

Еще более сложные задачи стоят перед строительными компаниями. Новые порядки предъявляют к ним разнообразные и весьма жесткие требования, разработанные новой специализированной организацией Дом.РФ, — от правильного оформления документов для получения банковского финансирования до управления проектами.

Если ранее строители могли финансировать свою деятельность за счет средств дольщиков, то теперь им будет необходимо наращивать собственные капиталы — по некоторым оценкам, в 2-2,5 раза по сравнению с дореформенными временами, и привлекать банковские средства, потребность в которых возрастет в 5 раз! Мало того, что это приведет к вынужденному уходу с рынка многих участников, но и вызовет скачок цен на жилье — по предварительным прогнозам, на 10-15% (а в Москве — и более чем на 20%). Может существенно затормозиться возведение жилья в регионах, где строителям надо будет резко нарастить рентабельность проектов. Кстати, интересно, что вся маржа от увеличения стоимости строящейся недвижимости, достанется банкам, причем, в основном, государственным.

С целями, обозначенными в президентском «суперуказе» почти что годичной давности, это не сочетается ну совершенно никак. И вообще ставит новые непростые вопросы о качестве государственного управления экономикой. Если все-таки правы те эксперты, которые предрекают нам трудные времена, хотелось бы большей уверенности в том, что отечественные власти помогут нам выдержать эти испытания.